КАК БЫТЬ  ДАЛЬШЕ?

Двухактная комедия

Действующие лица:

Айбар Исаев – 1-секретарь райкома партии

1-заместитель

2-заместитель

Айзада

Пашат- начальник строительства

Марзия — прораб

Мелдеш

Девушка-секретарша

В эпизодах:

Эскимос Дарбиш, Пушту Темирбек, Шуршит Шам Су Дин, а также их жёны — Фарида, Сарсенкуль, Сусар.

Часть первая

Кабинет первого секретаря районного комитета партии. Руководитель района, мужчина приблизительно 40-45 лет, заложив руки за спину, прохаживается по кабинету из одного его конца в другой.

На почетном месте на стене висит портрет Брежнева.

Входит девушка-секретарша

СЕКРЕТАРША: Айбар Исаевич, группа ветеранов труда ожидает Вашего приема.

ИСАЕВ: Пусть завтра придут! Мне некогда.

СЕКРЕТАРША: Ладно, так и передам! (выходит из кабинета)

Руководитель района снова начинает ходить по кабинету из одного его конца в другой. Поднимает трубку одного из множества телефонов, кладет на место и вновь начинает шагать. Заходит девушка- секретарша. На этот раз она снимает со стены портрет Брежнева и на его место вывешивает портрет Андропова.

СЕКРЕТАРША: Айбар Исаевич, что сказать ожидающим?

ИСАЕВ: Пусть завтра придут! Я занят.

СЕКРЕТАРША: Хорошо! (выходит из кабинета)

Руководитель района вновь начинает ходить по кабинету из одного его конца в другой.

Входит секретарша. Она снимает портрет Андропова и вывешивает портрет Черненко.

СЕКРЕТАРША: Айбар Исаевич! Что мне сказать людям, ожидающим вашего приема со вчерашнего дня?

ИСАЕВ: После   завтра пусть придут! У меня нет времени.

СЕКРЕТАРША: Хорошо! (выходит из кабинета)

Исаев вновь начинает ходить по кабинету.

Секретарша вновь заходит, забирает со стены портрет Черненко и вывешивает портрет Горбачева.

СЕКРЕТАРША: Айбар Исаевич! Что сказать тем людям, которые уже давно просятся к вам на прием?

ИСАЕВ: На следующей неделе пусть придут. Сейчас мне некогда.

СЕКРЕТАРША: Хорошо!

ИСАЕВ: Это те же, прежние аксакалы?

СЕКРЕТАРША: Нет, Айбар Исаевич! Те аксакалы давным-давно уж померли!

ИСАЕВ: А эти что за аксакалы?

СЕКРЕТАРША: Это те, которые в то время были людьми среднего возраста, Айбар Исаевич! Теперь и они стали аксакалами.

ИСАЕВ: Так. Значит, и они стали аксакалами!.. Только мы не стареем, не меняемся! (он обнимает ее и целует в щечку)

СЕКРЕТАРША: Да, так, Айбар Исаевич! В этом кабинете есть такая волшебная сила. Это не только кабинет руководителя района, но и место обитания вечной молодости. Все меняется, не меняемся только мы с вами, Айбар Исаевич!

ИСАЕВ: Здесь атмосфера вечной молодости! Эликсир молодости!

СЕКРЕТАРША: Да, именно так, Айбар!.. (Исаев от неожиданности теряется). Именно так, Айбар Исаевич! Ученые всего мира тщетно ломают голову в поисках эликсира молодости. Но те бедолаги даже в мыслях не допускают, что такое чудесное средство находится в нашем кабинете.

ИСАЕВ: Хорошо, что не допускают! Пусть себе ищут такой эликсир по горам, по долам. А мы никому не раскроем этот секрет. Не так ли, моя красавица!

СЕКРЕТАРША: Точно так, Айбар… Исаевич!

Снаружи шум-гам, гомон, слышны громкие голоса.

ИСАЕВ: Что за шум? Чего они просят?

СЕКРЕТАРША: Да, те же проблемы. Как всегда — зарплата, работа, пенсия, жилье, дрова, вода, дороговизна! Да и другие, мелкие бытовые вопросы.

ИСАЕВ: Я же вроде на вчерашнем собрании ясно все объяснил. Пенсии повысили, зарплаты увеличили, цены стабилизировали. А что касается безработицы… Именно сейчас мы вплотную занимаемся этой проблемой. Ты иди и скажи, пусть разойдутся! Позови заместителей!

СЕКРЕТАРША: Хорошо, Айбар Исаевич! (выходит из кабинета)

Входят трое заместителей. Гомон, шум, голоса собравшихся людей усиливаются, когда двери открываются и стихают, когда закрываются. Трое заместителей наперебой здороваются с первым секретарем. Двое из них мужчины, одна–- женщина.

ИСАЕВ: Ну, мои уважаемые заместители, то есть, те, кто всегда готов занять мое место в случае, если я уйду, проходите на тор.

ТРИ ЗАМЕСТИТЕЛЯ ( наперебой): О, не говорите так, Айбар Исаевич!

–Кто кроме вас здесь, в этом районе, достоин этой должности!

–Быть для вас преданными помощниками для нас уже честь, Айбар Исаевич!

ИСАЕВ: Ладно уж, перестаньте галдеть! Это я просто пошутил. Вы знаете, что просят собравшиеся снаружи люди?

ЗАМЕСТИТЕЛИ: Знаем!

–Еще как знаем!

ИСАЕВ: А если знаете, почему не решаете их проблемы в рабочем порядке, чтоб не толпились перед моим кабинетом?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:Это невозможно, Айбар Исаевич!

ИСАЕВ: Почему?

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:Потому, что их проблемы никогда не кончаются, Айбар Исаевич!

ИСАЕВ: Почему?

3-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Потому что только решишь одну, возникает вторая, третья. И нет конца и края их просьбам.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: — Надоели эти казахи!

ИСАЕВ: Почему?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:Вы спрашиваете почему? Да потому, что они все время брюзжат, жужжат, без конца что-то просят, словно дитё, истощившееся во время голода.

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:Именно так, Айбар Исаевич! Мы стараемся выполнять их просьбы, но все как в прорву, у них нет чувства насыщения.

ИСАЕВ: А другие национальности не просят?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Нет. Они ничего не просят. Всем довольны.

3-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:Тем не менее, наверное, иногда надо прислушиваться и к нуждам казахов. Кто ходит без жилья? Казахи. Кто без работы? Казахи. Кто на своей собственной земле нанимается на работу к иностранцам? Казахи. Кто, живя на своей родине, нуждается в маленьком клочке земли? Опять же казахи.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Айзада-ханум, ну кто был бы против, если бы они пожелали приобрести землю?

3-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: А что им остается, если все лучшие земли уже давным-давно проданы влиятельным особам? А эти… кто получил участки на пустынных землях, превратились в туземцев, кто получил на вершинах гор — в снежных людей. Они все одичали. Говорят, несколько таких дикарей ходят и здесь. Говорят, они похищают тех людей, на кого имеют зуб.

ИСАЕВ: А что они делают с похищенными?

3-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Кто его знает, что они делают с ними. Может, жарят да съедают. Они же дикари.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Вы… Вы… Айзада-ханум, кажется, вы недовольны нами, хотя и находитесь в нашей команде. Почему скрывали до сих пор?

АЙЗАДА: Потому что мы были заняты более важными делами.

ИСАЕВ: Да прекратите неуместные споры! Наша общая задача — забота о людях. Вопрос обстоит так: аул нищает, в ауле нет работы. Поэтому, по вашим словам, чтобы выжить, жители аула хлынули в города. Ну, а что надо делать, чтобы эти люди остались в аулах? Ну, если вы такие всезнайки, ответьте на этот вопрос, ну-ка! Третий заместитель, Айзада-ханум, ты что скажешь?

3-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Я ведь всего лишь третья, пусть скажет ваш второй заместитель.

ИСАЕВ: Ну, второй заместитель, ты что скажешь?

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Есть же первый заместитель, должна соблюдаться субординация!..

ИСАЕВ: Мой первый заместитель, ты как думаешь?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Разве у заместителя могут быть какие-то толковые мысли, Айбар Исаевич! Мы ведь люди, привыкшие ловить на лету каждое ваше слово. Как бы мы ни думали, ваше слово всегда решающее. Не пытайте нас, скажите уж сами.

ИСАЕВ: В таком случае – слушайте!.. Почему жители аула хлынули в города?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Чтоб любоваться городом!

ИСАЕВ: Что за чушь ты несешь, мой первый заместитель! Не любоваться, а чтобы выжить!

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Да, да, это я так мягко сказал о выживании…

ИСАЕВ: А что если мы этот самый город перенесем в аул? То есть, мы сотрем различия между городом и аулом, уравняем их? Да так, чтоб посторонний недоуменно озирался, не в состоянии различить где степь, где город! Тогда никто не бросил бы свой аул, не стремился бы в город!

АЙЗАДА: Аул может быть еще можно перенести в город, а вот как мы перенесем город в аул?

ИСАЕВ: Очень уместный вопрос! Что делает город городом?

АЙЗАДА: Театр…

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Казино…

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:Сауна…

ИСАЕВ: Чушь несете! Город делают городом многоэтажные дома! А что делает аул аулом?

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:Если разрешите, я попытаюсь ответить.

ИСАЕВ: Слушаю тебя, мой второй советник.

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Аул делают аулом убогие, невзрачные дома!

ИСАЕВ: Вот, вот! На этот раз ты попал в самую точку. Значит, надо снести эти убогие, ветхие лачуги, а на их месте построить многоэтажные дома. И тогда за один какой-то год аул превратится в город. Разве не так?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:Прекрасно! Чудесная идея!

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:Скажу вам прямо в глаза, не кривя душой — вы настоящий гений, Айбар Исаевич! Вас сам Всевышний послал к нам прямо с небес!

АЙЗАДА: Вопрос ликвидации различий между городом и деревней был рассмотрен на 23-съезде КПСС.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:На 22 съезде.

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:Нет, на 21 съезде.

АЙЗАДА: Не все ли равно на каком съезде? Удивляюсь, что мы до сих пор никак не можем избавиться от Московского съезда.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Без них нам не обойтись, Айзада-ханум! «Если Москва закроет двери, мы, казахи, влезем через форточку!», — сказал когда-то один руководитель.

АЙЗАДА: В одной из вчерашних газет я прочитала статью одного известного писателя. Он пишет: в мире есть три вещи, которые не меняются. Одна из них–пирамиды Египта, вторая – Великая Китайская стена, третья – психология казахов. Всё меняется, не меняемся только мы.

ИСАЕВ: Никто еще под влиянием времени не менялся в лучшую сторону, Айзада-ханум. Нам необходима стабильность. Таким образом, чтобы пресечь отток жителей аула в города и ликвидировать безработицу, в нынешнем отделении «Социализм» колхоза «Коммунизм» мы должны построить пять семиэтажных домов. Все жители аула целиком уместятся в тех пяти домах, и аул сразу же станет самостоятельным автономным городом. Согласны с таким предложением?

1,2-ЗАМЕСТИТЕЛИ:Согласны! Поддерживаем! Да здравствует процветающий аул! Пусть исчезнут различия между городом и аулом!

Все встают как при даче присяги.

Молчит лишь Айзада.

ИСАЕВ: Мы первыми во всем мире беремся за это дело — стирание граней между городом и селом. Мы опередим, оставив далеко позади, все остальные союзные республики, даже саму Россию, которая выдвинула эту идею. Они будут удивлены и восхищены смелостью наших планов. Наша следующая задача — составить конкретный проект, смету стройки века и немедленно приступить к делу. Хочу предупредить об одном — так как это будет стройка века, в строительстве должны принять участие представители всех национальностей, проживающих в Казахстане. Не возражаете?

ЗАМЕСТИТЕЛИ: Согласны. Единодушно поддерживаем!

ИСАЕВ: В таком случае, приступайте к делу!

АЙЗАДА: Апырай… вот тебе на…

ИСАЕВ: Что, япырай?.. Вы что, против?

АЙЗАДА: Что же будет, если мы людей, привыкших жить в просторной степи за один какой-то день втиснем в маленькие комнатки?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Очень даже правильно будет! Все равно у казахского аула нет будущего.

АЙЗАДА: Как мы выселим их из их домов?

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Ерунда! Скажем, что действуем по государственной надобности, да и снесем их дома.

ИСАЕВ: На этом обсуждение окончено. Теперь приступайте к делу.

АЙЗАДА: Если жмут сапоги, то и мир кажется тесным.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Что вы хотите этим сказать?

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Получается,., вы наш противник. Следовательно… вы оппозиционер!..

АЙЗАДА: Я против того, чтобы зря всполошили людей.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: В таком случае… вы по собственной воле должны уйти со службы. В наших рядах нет места тем, чьи мысли не совпадают с нашими.

АЙЗАДА: Хорошо. Я уйду добровольно. Но какую причину укажете?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     В связи с переходом на другую работу…

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     А что делать, если такой работы не найдется?

АЙЗАДА: Зачем вам зря ломать голову. Напишите, что по состоянию здоровья.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Объявить больным…  совершенно здорового человека…

АЙЗАДА: Пусть это вас не волнует. Если врачи примутся всерьез проверять, у каждого из нас найдется с десяток хронических заболеваний. Сейчас нет  здоровых людей.

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Да, это подходит. Напишите: «В связи с внезапным ухудшением состояния здоровья» Ха-ха-ха!

Оба смеются.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Итак, мы окончательно избавились от последнего в пределах района оппозиционно настроенного человека! Теперь, приступим к делу!

Контора начальника строительства Пашата. Рядом с ним прораб Марзия. Снаружи шум, слышны людские голоса.

ПАШАТ: Товарищ прораб, почему не стихает шум снаружи?

МАРЗИЯ: Пашат-мырза, казахи, ищущие работу, услышав, что начинается стройка века, стекаются сюда. Приехали даже из соседней области.

ПАШАТ: И сколько приблизительно людей?

МАРЗИЯ: Свыше тысячи.

ПАШАТ: А нам сколько нужно?

МАРЗИЯ: Сколько, говорите, нужно? Хм,..хм… На первый этаж двадцать пять, на третий – еще двадцать пять, на четвертый этаж…

ПАШАТ: Эй, товарищ прораб! Ты что несешь? Мы же не собираемся разом построить все семь этажей. Сначала надо закончить первый этаж, затем приступить ко второму, не так ли? Что, твои люди примутся за постройку второго этажа, не закончив первый? Разве второй этаж не стоит над первым этажом?

МАРЗИЯ: Ах, да, кажется, так… если не закончен первый этаж, конечно, не сможешь построить второй.

ПАШАТ: Вот так, Марзия-ханум! Вы ни в чем не разбираетесь, сами по себе ни на что не способны, на все надо указывать пальцем.

МАРЗИЯ: Я быстро научусь, Пашат Ибрагимович! Прошло-то ведь всего лишь пять месяцев, как я перевелась из детского садика.

ПАШАТ: Да-да, действительно, именно так. Что там говорить, Айбар Исаевич человек мыслящий широко, масштабно! «Нельзя привязывать людей только к одной специальности, мы должны уметь раскрывать в людях скрытые способности. Члены нашего общества могут усваивать любые профессии, это универсальные люди» сказал он, и ведь именно он предложил вашу кандидатуру на должность прораба. То, что второй этаж нельзя построить прежде чем не построишь первый, вы усвоили уже сегодня, всего лишь за один сегодняшний день. Довольно скоро вы станете настоящим строителем. И не будет ничего удивительного, если через три-четыре года при удачном стечении обстоятельств, вы станете железнодорожником.

МАРЗИЯ: (смеется до слез): Железнодорожником?! Ой, ну и скажете, Пашат Ибрагимович!

ПАШАТ: А что такого, универсальный человек все может усвоить. Итак, сколько нам нужно человек?

МАРЗИЯ: Сто двадцать человек, Пашат Ибрагимович!

1-заместитель, тихо вошедший и прислушивающийся к их словам, неожиданно вмешивается в их разговор.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Нет, сто тридцать, строители-мырзалар!

ПАШАТ: Ой, Вы когда вошли, товарищ 1-заместитель?

МАРЗИЯ: Почему сто тридцать?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Участники стройки века должны быть не только умелыми строителями, но и политически грамотными людьми. Представители скольких национальностей проживают в Казахстане?

МАРЗИЯ: (пожав плечами) Кто его знает. Наверное, около сорока-пятидесяти.

ПАШАТ: Если я не ошибаюсь, кажется около семидесяти.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Оказывается, вы ничего не знаете об этом. У нас проживают представители ста тридцати национальностей. Значит, в стройке века должны принять участие представители всех этих ста тридцати национальностей полностью.

ПАШАТ: Как скажете, первый заместитель-мырза.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Ну, начинайте принимать.

Выходит.

Шум снаружи усиливается.

ПАШАТ: Давай, запускай по одному всех этих разгильдяев, блеющих за дверью.

Только Марзия успевает открыть дверь, как сомкнутая вплотную толпа врывается внутрь и сносит дверь, сорвав петли. Люди напирают друг на друга, падают, начинается суматоха.

МАРЗИЯ: По одному, по одному заходите, я же вам сказала. Почему не соблюдаете очередь?

Муталиб, валяющийся под кучей людей, сваливших друг на друга, подает голос.

МУТАЛИБ: Товарищ начальник, как сохранишь дисциплину, если сзади напирают. Я был первым в очереди, теперь вот лежу под всеми в самом низу.

ПАШАТ: Как фамилия?

МУТАЛИБ: Зовут меня Муталиб, фамилия Ордабаев.

ПАШАТ: А специальность?

МУТАЛИБ: Укладчик кирпичей.

ПАШАТ: Какой национальности?

МУТАЛИБ: Конырат.

ПАШАТ: Я спрашиваю тебя не о твоем роде-племени, я спрашиваю о национальности.

МУТАЛИБ: Казах. Это я к тому… что слышал… вы конырат.

МАРЗИЯ: Эти казахи, даже валяясь на полу, не забывают о своем роде- племени. Ладно. Принимаем. Так, а ты из какого рода… то есть, как фамилия?

СЕРИКБАЕВ: СЕРИКБАЕВ.

МАРЗИЯ: Специальность?

СЕРИКБАЕВ: Любая черновая работа

МАРЗИЯ: Национальность?

СЕРИКБАЕВ: Если я Серикбаев, значит, казах… Конырат.

Третий человек, валяющийся на полу под кучей людей:

–Врет он. Он из рода Найман.

МАРЗИЯ: (глядя на Пашата): Что с ним делать, Пашат Ибрагимович?

ПАШАТ: Казах, казах… Казахи нам уже не нужны. Если наберем всех казахов, то завтра сами лишимся куска хлеба. Нам русский нужен. Есть среди вас русские?

БЕКТУР: Есть. Я русский.

ПАШАТ: Как зовут?

БЕКТУР: Бектур.

МАРЗИЯ: Как ты можешь быть русским, если тебя зовут Бектуром?

БЕКТУР: Мое имя Виктор. Когда казахи выписывали мне метрику вместо Виктора написали Бектур.

ПАШАТ: Чтоб вас черти побрали! Принимаем!

БЕКТУР: Спасибо вам! Никогда не забудем вашу доброту.

ПАШАТ: Не шумите! Освободите контору!

Он оттесняет людей, выпроваживая за дверь.

** *

ИСАЕВ: Ну, уважаемые заместители! Какие проблемы имеются в районе?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Никаких проблем нет, Айбар Исаевич! Все хорошо, все прекрасно!

ИСАЕВ: Почему в таком случае народ все шумит да шумит? Сегодня еле пробрался в контору.

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Они жаждут увидеть вас, Айбар Исаевич! Все очень довольны и благодарны вам за идею о стройке века.

ИСАЕВ: По выражению их лиц я что-то не заметил довольства да благодарности…

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Наверное, вам так показалось, Айбар Исаевич. Они очень довольны сегодняшней своей жизнью. Ведь наш народ — это народ, умеющий сдерживать свои эмоции!

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Да, они благодарны! Они довольны своей жизнью. Говорят, что ходили на той, веселились и тогда, когда жизнь была еще тяжелее.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Так и есть, Айбар Исаевич! Народ наш проявляет стойкость, выдержку, люди говорят, что предки наши жили и без света, без отопления, без больниц, школ, детских садов-яслей, без пенсий. Они и не пикнут, если даже сейчас пойти да и снести их дома.

ИСАЕВ: А что думает по этому поводу оппозиция?

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Раньше у нас было около ста пятидесяти оппозиционеров, сейчас их осталось всего четверо, Айбар Исаевич!

ИСАЕВ: А как вы их уничтожили? Отравой что ли посыпали?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Нашли общий язык, Айбар Исаевич! Пришли к общему согласию. Поговорили…хм…хм… некоторым сена отвезли, раздали по одному-два мешка муки, так сказать… Поговорили… Хорошенько…

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Некоторых выселили в другой район…

ИСАЕВ: А где… та, которая раньше у нас работала… Где Айзада?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Один из тех четырех оппозиционеров – это она. В данный момент, после того, как она уже два раза организовывала несанкционированные митинги, мы рассматриваем другие варианты воздействия на нее, Айбар Исаевич!

ИСАЕВ: Вот как… Правильно… Продолжайте работать. Как идет стройка века?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Стройка идет полным ходом, Айбар Исаевич! Согласно вашему заданию, национальный состав выдержан полностью.

ИСАЕВ: Вот как! Нашли представителей всех 130 национальностей?

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Нашли, Айбар Исаевич! Ваше слово для нас закон, раз вы сказали, мы хоть из под земли, но достанем! Из соседней области переселили представителей даже ранее незнакомых нам наций. Двое-трое оказались даже лишними.

ИСАЕВ: Как это лишними?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Оказывается, есть представители других национальностей, которые когда-то, в прежние годы так сказать оказачились, то есть, стали казахами… Мы нашли и их.

ИСАЕВ: Хмм… Вон как!.. Не отступайте от этих принципов и при выдаче ордеров на жилье. Кстати, аким области спрашивает, когда сможете завершить строительство двух домов?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     К тому времени, что вы назначили… А к какому сроку закончить?

ИСАЕВ: Пяти месяцев хватит?

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Пять месяцев – это много, закончим за три месяца.

ИСАЕВ: Значит, я могу сказать областному руководству, что через три месяца состоится новоселье?

Оба заместителя наперебой:

–Можете! Еще как можете!

–Сможем ! Возможно, даже раньше трех месяцев.

ИСАЕВ: Эй, вы совсем уж разогнались! Смотрите, не наломайте дров.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Не бспокойтесь, Айбар Исаевич. Все будет по уму!

***

Кабинет начальника строительства Пашата. В кабинете находятся Пашат, знакомый уже нам 1-заместитель и прораб Марзия. Снаружи кутеж, веселье. Марзия озабоченно носится между дверью и столом.

ПАШАТ: (выглянув в окно): Ужас что творится! Ищущих работу становится все больше и больше. Если так будет продолжаться, то они, наверное, снесут нашу контору!..

МАРЗИЯ: А районное руководство требует от нас невозможного: «сохранять национальный состав»… чушь какую-то…

ПАШАТ: Довольно об этом! Зачем без конца повторять это. Сколько всего их сейчас?

МАРЗИЯ: Судя по данным за прошлую неделю, в Казахстане проживают представители 130 национальностей. У меня сейчас 127. Не хватает еще троих. Где же их найти?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Найти надо, товарищ прораб, мы должны их найти, хоть достать из-под земли. Мы обещали руководителю района. Доложили даже, что нашли пару лишних. Назад ходу нет! Ищи, Марзия, ищи!

МАРЗИЯ: Вы думаете, это потерянный скот, который можно найти, если поискать? Сейчас не только скот, даже люди бесследно пропадают!

ПАШАТ: Боже мой, вместо того, чтобы приступить к делу, мы занимаемся ерундой!

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Это не ерунда, товарищ Пашат! Это — государственная политика! Ищите, находите!

МАРЗИЯ: Я устала искать, не вижу выхода. Товарищ первый заместитель! Где найти не достающих представителей трех национальностей?

ПАШАТ: Был среди нас один эскимос, да и тот в прошлом году уехал на свою историческую родину. Надо было его уговорить остаться.

МАРЗИЯ: Может, как-нибудь уговорить их вернуться назад?

ПАШАТ: Навряд ли вернутся из такой-то дали, с другого конца земли.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Представителей каких национальностей не хватает? Курды есть?

МАРЗИЯ: Есть.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Татары есть?

МАРЗИЯ: Есть.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: А крымские татары?

МАРЗИЯ: И они.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: А китайцы?

МАРЗИЯ: Половина всех галдящих — это китайцы.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: А шуршиты?

МАРЗИЯ: Шуршиты? Их… Их нет. А что это за нация?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Откуда мне знать, люди говорят о каких-то «шуршитах».

МАРЗИЯ: Сейчас спрошу (она открывает дверь и кричит) есть среди вас Шуршит? Шуршит есть?

Раздается гул голосов.

ГОЛОС: Шуршит? Нет таких!..

ПАШАТ: А Пушту есть?

 – Шуршит язычник, иноверец, иностранец (так называли в основном китайцев)

ГОЛОС: Нет. Они живут в Афганистане.

ПАШАТ: Как жаль, нам так нужны один Шуршит и один Пушту… А вы кто будете?

ГОЛОС: Как это кто? Казахи мы.

МАРЗИЯ: Казахи нам не нужны. Не шумите зря, отправляйтесь по домам.

ГОЛОС: Ой-бай… а что, дом, построенный казахами, развалится что ли? Куда ни пойти, куда ни обратиться, везде отказываете, говорите, что нет надобности в казахах. Где нам теперь жить?

ПАШАТ: Нам до этого нет дела. По мне хоть на Магадан уезжайте. Шуршит нужен, Шуршит, или же эскимос!

ГОЛОС: Ойбай, о-ой, что нам подыхать что ли, если среди нас нет людей такой национальности? Или родить нам отсутствующую нацию?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ (официальным голосом): Спокойствие, граждане, проявляйте выдержку. Вы, казахи, являетесь государствообразующим народом, поэтому, ваша главная задача – проявлять заботу, уважение по отношению к другим национальностям. Весь мир с интересом наблюдает за тем, как сотни национальностей и сотни конфессий дружно сосуществуют.

ГОЛОС: Мы что, должны не иметь жилищ, ходить голодными-раздетыми только из-за того, что на нас смотрят с интересом? Как мы будем кормить своих детей, семью?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Нам до этого нет дела! Зачем вы столько нарожали, если не можете прокормить? Айда, марш, закрывайте дверь!

Марзия и Пашат со стуком закрывают дверь и глубоко вздыхают.

МАРЗИЯ: Ну где же найти недостающие три национальности?

ПАШАТ: Где бы найти? Какой есть выход?

Задумавшись, они втроем ходят по конторе из одного конца помещения в другой.

–Товарищ первый заместитель! Если вы не будете против, у меня есть одно предложение.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Говори побыстрее!

ПАШАТ: Что, если мы сделаем так?..

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ И МАРЗИЯ (вдвоем сразу): Скажи скорее!.. Ну, что придумали?

ПАШАТ: Что, если вместо недостающих представителей трех национальностей в список занесем этих галдящих казахов? Одного запишем как пушту, другого – шуршитом, третьего – эскимосом.

МАРЗИЯ: Ойбай, разве они согласятся?

ПАШАТ: А куда деваться казахам, шатающимся без работы? Согласуем с ними самими, а в случае, если кто и спросит их, заставим называться людьми тех национальностей. Вдолбим им в голову, чтоб позабыли, что они казахи.

МАРЗИЯ: А если по облику не будут соответствовать?

ПАШАТ: Что такое «облик»? Какой может быть облик у безработного? После того, как приступят к черновой работе, они все примут одинаковый облик пролетариата.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Облик… Пролетариат… Облик… пролетариат…

ПАШАТ: Другого выхода нет, уважаемый товарищ первый заместитель!

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Почему ты всегда называешь меня первым заместителем, а не по имени-отчеству?

ПАШАТ: У меня очень плохая память на имена, уважаемый первый заместитель. Товарищ. К тому же…

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Что к тому же?

ПАШАТ: Только запомнишь ваши имена-отчества, как сменяется ваше руководство, приходит совершенно другая команда. Даже не успеваем как следует познакомиться.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Ох, и язык язвительный у тебя, товарищ Пашат! (неожиданно расхохотавшись) Говоришь, тяжелая работа превращает всех в пролетариатов. Очень точно сказано! Молодец, Пашат! У тебя голова хорошо работает. Временами…

Марзия, сидевшая, уткнувшись в бумаги, вдруг заливается смехом и встает со своего места.

ПАШАТ: Марзия, что с тобой?

МАРЗИЯ: Откуда взялись эти два негра, ведь в нашем ауле никогда их не было? Тут записано, что они коренные жители отделения «Социализм» колхоза «Коммунизм». Мы ведь завтра станем посмешищем для народа.

ПАШАТ: Что тебе за дело до завтрашнего дня, Марзия? Надо жить сегодняшним, сегодняшним! Народ завтра пусть говорит что хочет. Как только будут построены дома, мы все равно перейдем в другую область, или же сменим название компании.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: И все-таки, не записывайте абы как, подбирайте так, чтоб хоть как-то походили на нацию, к которой приписываете. Не вздумайте записать негра татарином, а татарина эфиопом.

ПАШАТ: Мы обязательно учтем ваш совет, товарищ первый заместитель. Ни о чем не беспокойтесь. Все будет сделано в лучшем виде, как полагается.

** *

Кабинет руководителя района Исаева. В кабинете находятся оба заместителя, начальник строительства Пашат и прораб Марзия.

ИСАЕВ: Ну, лучшие специалисты «Стройки века», как проходит строительство?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Все идет как полагается, все прекрасно, Айбар Исаевич! Мы неукоснительно выполняем ваши указания.

ПАШАТ: Строительство будет завершено не через три месяца, а через два, Айбар Исаевич!

ИСАЕВ: Молодцы, джигиты! После завершения строительства мы всех вас утвердим депутатами областного маслихата.

МАРЗИЯ: Извините, утвердите или изберете?

ИСАЕВ: А, да… изберем…

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: (неприязненно взглянув на Марзию): Ты стала болтать что попало. К чему лишние вопросы?

МАРЗИЯ: А что плохого в том, что задают вопросы? А если нечаянно сказанные Айбаром Исаевичем слова получат распространение среди людей? Я думаю, наоборот, мой вопрос оказался даже полезным. Да, Айбар Исаевич?

ИСАЕВ (мнется): Да… так… Кстати, сегодня перед дверью не было никого. Им что, уже не хочется увидеть меня?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: О, что вы, Айбар Исаевич! Нет ни одного дня, когда им не хотелось бы увидеть вас. Чтобы их благодарность и признательность к вам, которые обрели уже общенародный характер, не причиняли каких-либо препятствий, мы переместили их на окраину города неподалеку от старого кладбища. Не зря ведь наши предки говорили, что, мол, с родственниками общаться надо на расстоянии.

МАРЗИЯ: Кстати, молодая женщина по имени Айзада, ваш бывший заместитель, говорят, присоединилась к их группе и выступает с речами…

ИСАЕВ: Если та группа является группой, поддерживающей меня, что делает среди них Айзада?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Как бы вам это сказать, Айбар Исаевич?.. Айзада, эту группу, поддерживающую вас, хочет настроить против, и потому критикует руководство района, проводит на свой лад агитацию-пропаганду, готовясь, видимо, к предстоящим выборам.

ПАШАТ: Видно, она по-своему набирает себе очки: «Стройка века» — это чушь! Это очковтирательство! Нужно улучшать благосостояние жителей, а не разбрасываться зря деньгами».

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Айбар Исаевич, не обращайте внимания, не тратьте зря времени! Наши мысли и действия масштабны, а у них ограниченные.

ИСАЕВ. Как? Как? Повтори-ка еще раз!

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Наши мысли и действия масштабны, а у них ограниченные…

ИСАЕВ (громко рассмеявшись): Прекрасно! Кажется, эти слова я в детстве прочитал в одном произведении. То ли роман, то ли повесть.. Кто же автор? Про одного миллионера…

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Не помню, Айбар Исаевич! Сейчас писателей пруд пруди, всех не упомнишь.

ИСАЕВ: Судя по твоим словам, похоже, за пять лет учебы в Алматы ты ни разу не был в театре ( довольно смеется).

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Не было же времени, Айбар Исаевич! Занимаешься и днем и ночью, и утром и вечером… Кстати, в прошлом году, когда я был в Алматы, в театре Ауэзова состоялась премьера новой пьесы нашего автора-земляка, автор сам дал мне пригласительный билет. Но опять-таки не удалось попасть в театр.

ИСАЕВ: Почему?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: За полчаса до начала спектакля мы вместе вот с этим Пашатом вышли было, искали-искали, но не смогли найти театр. После чего решили обмыть концерт нашего земляка и пошли в ресторан.

МАРЗИЯ( звонко смеясь): Вы говорите, что не нашли театр Ауэзова? Ой, я умру от смеха, верить или не верить вам? Его даже слепой найдет… И потом, это не концерт, а спектакль!

Все кроме 1-заместителя начинают громко смеяться.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ (нахмурившись): Марзия, мы взяли тебя на работу не для того, чтобы ты следила за правильностью наших слов. Шутить тоже надо к месту.

МАРЗИЯ: Получается, нельзя ни говорить, ни смеяться, а только и делать, что в рот вам заглядывать?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Охо-о, да ты слишком вольничаешь… милая Марзия … Может, ты вскоре присоединишься к сторонникам Айзады? Так что ли? (взвинчено)’… Так, да?

МАРЗИЯ: С таким характером вы не сможете собрать вокруг себя друзей, товарищ Первый заместитель.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Видите, Айбар Исавеич, и это говорит человек, который, как мы надеялись, никогда не выступит против нас!

ИСАЕВ: Хорошо, прекратите неуместную перебранку. Молодая же, завтра же и угомонится.

ПАШАТ: Охо! (кулаком одной руки ударяет об ладонь другой). Похоже, разговор становится нескончаемым. А я вот о чем думаю, Айбар Исаевич!

ИСАЕВ: Да, говори, что думаешь.

ПАШАТ: Итак, самое большее через 3-4 месяца мы ликвидируем в нашем районе разницу между городом и аулом. А дальше, что будем ликвидировать? То есть, за какую сложную проблему возьмемся?

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Для этого, наверное, нужно переговорить с Москвой, Айбар Исаевич. Интересно, решением каких вопросов они сейчас заняты?

МАРЗИЯ: Они создали всемирную организацию по защите русского языка.

ИСАЕВ: Мы не можем это перенять. У нас положение другое.

МАРЗИЯ: Они собираются выплачивать 250 тыс. рублей за каждого новорожденного.

ИСАЕВ: В нашем положении и это не представляется возможным.

Пашат: Может, начнем компанию по планированию семьи?

Исаев: Такое в Москве проходило?

Пашат: Я не в курсе.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Кажется, да. Я вроде читал в одной газете, что в Москве прошло какое-то собрание, посвященное планированию семьи.

ИСАЕВ: Необходимо побыстрее выяснить это. Я попробую позвонить областному руководству.

Начинает набирать номер

МАРЗИЯ (обращаясь к 1-заместителю): Всемирная организация здравоохранения намеревалась провести точно такое собрание в Пекине, но китайское правительство с полутора миллиардным населением на самой границе повернуло их назад. А вы хотите ограничить рождение детей в девятимиллионном Казахстане.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Язык твой с каждым часом становится всё язвительнее. Всегда было так?

МАРЗИЯ: Нет, конечно! Раньше я была девушкой скромной. Ваши действия заставят заговорить и немого: оказывается, вы собственными руками создаете себе противников.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ (стиснув зубы): Хорошо, поговорим с тобой как следует после того, как дома достроим.

ИСАЕВ (по телефону): Алло, алло! Айгуль! Здравствуй, моя милая! Это Исаев, Абекен у себя? Соедини, пожалуйста. А-а…Абеке, здравствуйте. Да-да. Работа в самом разгаре. Стройка века? Закончим. Через два месяца закончим. Все идет по плану, Абеке! Нас вот что беспокоит — что будем делать, как дома построим, с чем бороться-то будем? С коррупцией? С ней мы не можем бороться (громко засмеявшись). Почему? Потому что у нас нет коррупции. Вот так, Абеке. Последнего коррупционера недавно только ликвидировали. Поймали на месте преступления — получении взятки. Кто, спрашиваете? Сотрудник дорожной полиции. Взяли его, когда он пачку сигарет брал у кого- то. Да, таким образом, мы на корню уничтожили последнего взяточника в нашем районе. Мелкая рыбешка, говорите? У нас таков стиль борьбы, Абеке. Пока мелкая рыбешка не превратилась в Сома, надо уничтожить ее, а когда она превратится в акулу то она нас и сам их может проглотить! Так-то, Абеке! Гендерная политика, говорите? Извините, а что это такое? Активность женской организации? А-а, да-да, понятно. Надо поддерживать и повышать их активность. Да, надо повышать активность! У нас есть такие женщины… да… Активные!… Все подряд демократы! Боже мой, Абеке, пока будем носиться с этим гендером, не посадим ли их себе на шею? Да они уже вступают с мужчинами в спор. Зачем женщинам вмешиваться во политику? Они должны сидеть дома, ухаживать за мужьями, рожать детей. Если все пойдут в политику, кто детей-то рожать будет? Я? Как это я буду рожать? Я…извините… мужчина! Да, мужчина!.. А зачем это доказывать?.. Доказательствол.(рассмеявшись) ой, Абеке, ваша шутка может убить человека… Ха-ха-ха! Да… так… я с рожденья мужчина. В шесть лет мне сделали обрезание, в 23 я женился. Четверо детей у меня…. Доказательств хватает… что бы Вы ни говорили, Абеке… стер… стерпим. Да, да! Закончим. Еще как закончим!

Кладет трубку на место.

-Уф-ф! Так, вы слышали, как я разговаривал с областным начальством. За два месяца мы должны успеть сдать два 128-квартирных дома и отметить новоселье. (Обращаясь к Марзие) Ты чего смеешься?

МАРЗИЯ: Я рада, что вы смогли доказать, что вы мужчина.

ИСАЕВ: Разве это смешно! Если будешь продолжать спорить с мужчинами, то и тебе когда-нибудь придется доказывать, что ты женщина. Пусть каждый знает свою работу. Готовьтесь к рапорту!

Вторая часть

В отделении «Социализм» колхоза «Коммунизм» сегодня праздник. Перед конторой отделения много людей. Митинг.

Веселая музыка.

Танцы.

Состязание акынов.

В глубине сцены виднеются очертания двух высотных домов.

ПЕРВЫЙ АКЫН:

Мир твоему дому, мой народ,

Не забывающий обычаи предков.

Я сегодня рассыплю кораллы сказаний

Чтобы настрой был веселым.

Благодаря Социализму дожили до этих светлых дней,

Коммунизм будет еще лучезарнее!

Мы восхваляем эту жизнь

Заклятый враг наш — капитализм!

Этот район повидал немало начальников,

Все давали пустые обещания.

А пришел новый начальник Айбар

И стал процветать весь наш народ.

Да будут удачными добрые начинания Исаева,

Теперь опора у народа мощная.

Благодаря партии и Айбару

Коровы стельные, да женщины все подряд беременные.

ГОЛОСА: Ого, здорово! Какие слова! Заливайся как соловей!

– Что это означает: «коровы стельные и женщины все подряд беременные»? Какое отношение к этому имеет Исаев? Что получается? Коровы и женщины всего района…

ВТОРОЙ АКЫН:

Подошло время вдохновению акына

Во всем ауле чувствуется радость.

Скажу в лицо о благодеянии родовитого да знатного Мудреца настоящего, что пришел к нам.

Не было раньше в районе такого начальника,

Такого счастья на нашу долю не выпадало.

Хоть и видели мы немало начальников,

Но никем раньше не были довольны так, как Исаевым.

Возведя в ауле высотные дома,

Теперь вот восхищаем этим весь мир.

В какой дом ни зайди, хвалят и уверяют,

Что не было раньше в районе такого руководителя.

 

Высотные здания тянутся ввысь,

Наш район вырвался вперед всех.

Бедная Америка отощала от зависти

Увидев нас, построивших дом за два месяца.

ГОЛОСА: Громи! Не жалей! Так и надо Америке! Нечего с нами тягаться!

– Американцы, наверное, лопнут от зависти, когда уничтожим аул и на его месте построим пять семиэтажных домов!

На сцену поднимаются районный начальник Исаев, его заместители и начальник стройки Пашат. Исаев поздравляет акынов и вручает каждому ключи от автомашин. Он доволен тем, что его наперебой возносят. В центр выходит 1-заместитель.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Молодцы, акыны. Будьте всегда глашатаями наших радостных дел! Пусть вдохновение не покидает вас!

МЕЛДЕШ: Эти двое точно так же наперебой хвалили и бывшего акима!

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Но тогда не произносилось слово «мудрый»!

МЕЛДЕШ: Не дай бог, социализм вдруг свергнут и установится капитализм, эти акыны начнут хвалить и возносить до небес и капиталистов заодно с капитализмом!

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Кто это передергивает слова? Мелдеш-аксакал, это вы? Соблюдайте тишину в зале!

МЕЛДЕШ: Культ личности не возникает сам по себе, его создают такие вот подхалимы.

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Уважаемая публика! Не шумите! Сегодня у нас праздник! Сегодня день, когда, как говорится, все блага сыплются как из рога изобилия! Два из пяти высотных домов, строящихся в отделении «Социализм» колхоза «Коммунизм», за два месяца построены и сданы в эксплуатацию. Призыв дальновидной коммунистической партии «стереть различия между городом и деревней» осуществился по всему Советскому Союзу только в нашем районе, а именно — если быть точнее — в нашем отделении. Мы можем гордиться тем, что мы самыми первыми среди 16-ти союзных республик претворили в жизнь проект, названный «Стройкой века». Огромная заслуга в осуществлении этого проекта нашего районного руководителя, дальновидного коммуниста, настоящего ленинца, деятельного начальника Айбара Исаева. В течение полутора лет, с тех пор, как он пришел к нам в район, он поднял на небывалую высоту экономику нашего района, он смог улучшить благосостояние народа. Слово предоставляется автору «Стройки века», снискавшему за короткое время огромную любовь народа, слово Айбару Исаеву.

Шум-гам. Свист. Непонятно, то ли воздают почести, то ли проявляют недовольство. И микрофону приближается Айбар Исаев.

ИСАЕВ: Дорогие товарищи! Я буду немногословен. Я человек дела. В течение двух месяцев построены и сданы в эксплуатацию два первых здания, входящих в состав пяти небоскробов  Коммунизма. Сегодня будут вручены ключи будущим новоселам. Особенность этого строительства в том, что в нем приняли участие люди всех  национальностей, проживающих в Казахстане, и наш район всему миру показал пример дружбы народов. Всего лишь за два месяца аул полностью уничтожен и вместо него возведены два небоскроба. Мы не свернем с намеченного пути, указанного партией, и дальше продолжим наше доброе начинание. Поздравляю вас с вашей победой!

Народ аплодирует

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Следующее слово предоставляется начальнику стройки Пашату Баракатову для вручения новоселам ключей от квартир.

Баракатов выходит в центр.

ПАШАТ: Уважаемая публика! Мы сегодня стали свидетелями самого славного события не только в масштабе района, но и в масштабе Союза. Снесены убогие, ветхие домишки, построено два высотных здания. В следующем месяце мы построим еще три таких дома и превратим, таким образом, аул в город. В этой гигантской стройке, названной небоскребом Социализма, принимали активное участие не только русские, казахи, украинцы, белорусы, татары, молдаване и другие, но и представители малых народностей. Если назвать их поименно, то это эскимос — Долан Завхаев, пушту — Сулайман Мустафаев, шуршит — Шам Су Дин.

Поднимается шум, свист, гул

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ (Исаеву): Испортил все этот Пашат! Зачем надо было называть их фамилии? Ох, зря!..

ПАШАТ: А теперь торжественная часть нашего собрания — вручение этим людям ключей от новых квартир…

МЕЛДЕШ: Эй, Пашат, ты в своем уме? Про каких шуршитов, про каких эскимосов говоришь? У нас не проживают такие национальности.

Пашат совсем теряется.

ПАШАТ (сам себе): Эх, хотел же поменять фамилии, да позабыл… (залу) Их предки были выходцами оттуда.

МЕЛДЕШ: Эй, ты, пришелец из города, знаешь их родословную, или мы, что росли с малолетства с ними рядом?

ПАШАТ: Мелдеш агай, Мелдеке… Терпение… спокойствие…

МЕЛДЕШ: Как мы можем оставаться спокойными, когда одного из нас объявляют шуршитом, другого — пушту, а третьего эскимосом? Это оскорбление по отношению к казахам, пренебрежение нами!

ПАШАТ: А что?.. Те, названные народы хуже что ли казахов?

МЕЛДЕШ: Кто говорит, что хуже? Надо всех называть своими именами.

ПАШАТ: Так положено по штату, ага, по штату. Вам ничем не угодишь, хоть работу дашь, хоть жилье.

МЕЛДЕШ: Эй, есть здесь такие люди? Выведите-ка их к центру! Посмотрим! Познакомимся!

Те трое вынуждены выйти к центру, потому что народ шумит, требует: «пусть выходят!», «выходите!», «пусть покажутся нам на глаза!». Стоило им показаться, как раздаются возгласы, поднимается гул.

ГОЛОСА: Эй, так ведь эти трое наши обыкновенные босяки. С каких это пор они стали эскимосами да шуршитами?

Мелдеш подходит к ним поближе, обходя их кругом, вглядывается каждому в лицо.

МЕЛДЕШ: О Аллах, помилуй меня! Что я вижу? Эй, так вы что, не казахи?

ТРОЕ (наперебой): Казахи мы!

МЕЛДЕШ: В таком случае, что говорит этот Пашат?

ПАШАТ: Их предки в 18 веке перекочевали сюда.

ТРОЕ: Да, так и есть. Перекочевали мы…

МЕЛДЕШ: Вы, что знаете об этом?

ТРОЕ: Нет, не знаем.

МЕЛДЕШ: Почему не знаете?

ТРОЕ: Мы все трое были в это время в утробах матерей.

МЕЛДЕШ: В 18 веке?!

ТРОЕ: Да…

МЕЛДЕШ: О, проклятые небом! Вы посмотрите-ка, как они всего за одну ночь превратились в людей другой национальности. Эй, Пашат, попробуй дать им ордера, посмотрим кто из них кем станет.

*          *             *

Районное руководство, стоящее в стороне, пытается скрещенными крест на крест руками дать знак: «останови собрание». Но Пашат не замечает, ему не до этого.

ПАШАТ: Эскимос — Долан Завхаев! Пушту — Сулайман Мустафаев! Шуршит — Шам Су Дин!

Играет туш, всем троим вручают ордера.

ГОЛОСА: -О, срам-то какой!

–Предатели!

–Предали свою нацию ради личной выгоды!

ПАШАТ: Не шумите, успокойтесь! А иначе распущу праздничный митинг! Если объявлю, что митинг несанкционированный, полиция вас всех заберет!

МЕЛДЕШ: Почему это наш митинг несанкционированный? Вы ведь сами нас всех здесь собрали!

ПАШАТ: Тогда, успокойтесь!

ГОЛОС: Пусть заберут назад отданные им ордера! Пусть отдадут под суд за подделку документов!

МЕЛДЕШ: Эй, народ! Вы все видите и знаете, что за Эскимоса Долана Завхаева выдает себя наш местный Дарбиш Дуйсенбаев, всю жизнь проработавший зоотехником в нашем отделении, а настоящее имя и фамилия объявленного Пушту Сулаймана Мустафаева — Темирбек Сикымов, работавший разносчиком корма в местной птицефабрике, а настоящее имя записанного шуршитом Шам Су Дина Шамшиддин Ескараев, который всего- навсего разбил свое имя на три части. Товарищ Пашат! Если уж лгать, то хоть лгите не так открыто. Вы что, считаете народ бессловесной скотиной, терпеливо сносящей, что бы вы ни сказали? Есть ведь предел и очковтирательству. Пусть выданные ордера заберут назад!

ГОЛОСА: – Правильно!

–Надо сжечь предателей в огне!

–Закопать живьем в землю!

В центр выбегает разгневанная жена Дарбиша Фарида.

ФАРИДА: Наш дом снесли, сказав, что аул превратят в город. Теперь вы все шумите и говорите, что надо вернуть ордер на квартиру. Куда нам деться с четырьмя детьми, где скитаться?

САРСЕНКУЛЬ: Я жена Темирбека, ставшего вот этим Пушту. Поддельные документы сделал не он, а это начальство! Под суд надо отдавать не моего мужа, а их!

СУСАР: Я жена Шамшиддина, объявленного Шуршитом! Я только сейчас слышу о том, что он стал шуршитом, разделив свое имя на три части. Эй, недотепа, как же ты дожил до того, что живя на родной земле, поменял свою национальность? Да если даже я сгину, скитаясь по степи, никогда из-за какого-то жилья не поменяю национальности! Хватит относиться с пренебрежением к кротким казахам. Он не шуршит, он казах! А среди казахов — конырат, а из коныратов — кулшыгаш, а из кулшыгашей – таз, а из них – бори…

ПАШАТ: Вы… Вы… не делите так на рода-племена! Человек, который делит народ на род-племя, будет отвечать перед законом.

СУСАР: Это ты будешь отвечать перед законом за то, что изменил национальность человека и подделал документ! Отдай сюда ордер! (Вырывает у мужа ордер, рвет и выбрасывает его).

МЕЛДЕШ: Здорово, Сусар! Пусть каждая женщина будет такой как ты!

ГОЛОСА: Пусть и остальные разорвут ордера!

ФАРИДА (пытаясь защитить мужа): Не разорвем! Почему это мы должны их разорвать? И так еле-еле дождались квартир! Что мы сумасшедшие что ли, чтоб порвать!

САРСЕНКУЛЬ: Всю жизнь мечтать о квартире с туалетом внутри, и теперь, когда только-только дождались ордера, лишаться его? Нет я не намерена делать этого. Я не могу сглупить только из-за того, что сглупила Сусар!

СУСАР: Эй, изменница! Пусть я буду глупая, а вот ты предательница, и безмозглее, чем я! У тебя нет чувства достоинства, чести! У обеих нет!

САРСЕНКУЛЬ: Ты кто такая, чтобы называть меня безмозглой?! Скупая, у тебя даже собака вечно голодная ходит.

СУСАР: Скупость — не порок! А вот ты — негодяйка, ты ничем не брезгуешь. Если есть хоть чуточку гордости — порви ордер!

САРСЕНКУЛЬ: Не порву! Нашла такую же дуру, как сама!

СУСАР: Эй, что она несет-то языком, не давая слова никому?! Сейчас я вырву твой язык и сделаю из него стельку.

Они набрасываются друг на друга. Толпа раскалывается надвое, празднество превращается в полный беспорядок, суматоху. Как только начинается конфликт, руководство незаметно скрывается.

В это время, когда праздничный митинг, не завершившись, переходит в общий беспорядок, включается фонограмма с текстом записанного рапорта вышестоящим органам.

«Областному Комитету партии. Рапорт. Колхоз «Коммунизм», относящийся к району имени Карла Маркса, горячо поддержав дальновидную программу партии о «ликвидации различий между городом и деревней», запланировал построить в отделении «Социализм» пять семиэтажных домов. Первые два из этих пяти домов, прозванных в народе «Стройкой века», полностью построены и сданы в эксплуатацию в течение двух месяцев. Благодаря самоотверженному труду работников колхоза и приглашенных извне строителей/ два дома, каждый по 64 светлых и удобных квартир, то есть, итого 128 квартир, приняли первых новоселов. К «Стройке века» были привлечены представители всех национальностей, проживающих в Казахстане, в результате чего мы добились небывалых ранее успехов. Мы заверяем, что трудящиеся Казахстана и в дальнейшем будут неукоснительно выполнять задачи, поставленные Правительством и партией.

Первый секретарь района имени Карла Маркса — Айбар Исаев. 1981 год, 22 сентября.

Гвалт, поутихший было в момент зачитывания рапорта, после чтения рапорта вновь набирает силу.

***

Кабинет начальника стройки Пашата. Пока кабинет пуст. Прораб Марзия сидит уткнувшись в какую-то бумагу. Стремительно, чуть ли не бегом заходит Пашат.

МАРЗИЯ: Что с Вами Пашат-ага? Одежда на вас вся запачкана…

ПАШАТ: Этим людям не угодишь, даже когда делаешь добро… Уф! Принимаешь на работу, платишь зарплату, жилье даешь… А они… забрасывают яйцами… бьют семенами дыни… Крикуны, не помнящие добра

МАРЗИЯ: Ужас! Что за вид у вас! Даже волосы в семечках от дынь…

Начинает чистить.

ПАШАТ: Со мной-то ладно, я строитель, повидавший всякое. Неудобно перед областным начальством.

МАРЗИЯ (засмеявшись): А что, и на их долю досталось?

ПАШАТ: Чего смеешься? Разбушевавшаяся толпа закидала их помидорами. Исаев и 1 заместитель с ног до головы словно выкрашены красной кровью.

Сняв костюм, под краном начинает мыть лицо.

– Среди этой толпы и Айзада была. Исаев очень сильно разозлился. Наверное, ее арестуют.

МАРЗИЯ: Все-таки не надо было называть тех по фамилиям, показывать их. Вот к чему привело.

ПАШАТ: Если бы все этим и закончилось…

Марзия вдруг громко кричит.

МАРЗИЯ: Пашат ага! Идите-ка сюда! Быстро!

ПАШАТ: Что случилось?

МАРЗИЯ: Посмотрите на два заселенных дома! Все на балконах разожгли огонь и готовят пищу. Прямо как два горящих корабля. Эдак они, наверное, только спалив дома успокоятся.

ПАШАТ: Пока не протянут газ, так и будет. Мы сдали. Комиссия приняла. Об остальном пусть сами думают.

МАРЗИЯ: Вон, один мужик режет на балконе баран.

ПАШАТ: Новоселье хотят справлять.

МАРЗИЯ: А те, кто живет на первом этаже, принялись на улице копать очаг.

ПАШАТ: А-а, много чего еще забавного будет, пока привыкнут к многоэтажному дому. А теперь, приготовимся встречать гостей.

МАРЗИЯ: Сюда идет группа людей. Среди них Айзада.

ПАШАТ: Закрой дверь! Скажи, что я в район уехал!

***

С мыслями, что «я всю жизнь мечтал о доме, в котором есть туалет»,

просыпается по привычке рано «Пушту» Темирбек, муж Сарсенкуль, и начинает делать в доме зарядку.

САРСЕНКУЛЬ: Эй, если у тебя ломота в теле, делай зарядку на улице. Пыхтишь, сопишь, эдак детей разбудишь.

ТЕМИРБЕК: Поздравляю с первым рассветом в новом доме! Эх, разве может что-то быть лучше Коммунальной квартиры. Всё внутри. Одно удовольствие, а!

САРСЕНКУЛЬ: Да, действительно! Посреди ночи не выходишь на улицу. Особенно детям в удовольствие.

Сказав это, Сарсенкуль только открывает дверь в туалет, как раздается ее вскрик и она отскакивает назад. В момент открывания двери, все интернациональные помои, скопившиеся за ночь хлынули наружу. Услышав крик жены, Темирбек пугается.

ТЕМИРБЕК: Эй, что случилось, что ты так кричишь?

САРСЕНКУЛЬ: Ой-йобай, да ты посмотри на этот ужас! Все нечистоты, стекающие сверху, скопились в нашем туалете. Открой, открой поскорее ту наружную дверь!

Темирбек побежал и открыл наружную дверь.

ТЕМИРБЕК (зажимая нос) Тух-х, фу, какой ужасный запах!

САРСЕНКУЛЬ: Ну, нюхай теперь запахи всех интернациональных гадостей…

ТЕМИРБЕК (ещё раз открыв дверь туалета): Ойбай, сверху все еще до сих пор течёт, хлюпая.

САРСЕНКУЛЬ: Так и будешь смотреть на всё это и любоваться? Беги наверх. Пусть не садятся, пусть все выйдут из туалетов! Всё к нам течёт!

Темирбек пускается бежать. Он должен обежать несколько этажей. Так как на сцене такой возможности нет, достаточно того, что он постучит в несколько соседних дверей. Он настойчиво стучит в дверь соседа татарина. Внутри слышится голос татарки.

ГОЛОС: Что вам надо? (спрашивает на своем языке)

ТЕМИРБЕК: Ойбай, подожди со своим «что вам надо?» Бог наказал! Кто сидит в туалете?

ГОЛОС: Ой, пусть упасет Аллах, что вы говорите такое?

ТЕМИРБЕК: Говорю, кто в туалете сидит?

ГОЛОС: Ибатулла сидит.

ТЕМИРБЕК: О, да будь неладен Ибатулла! Эй, Ибатулла! Выходи сюда! Быстрее!

ИБАТУЛЛА(голос) Сейчас! Сейчас!(он тоже отвечает на своем языке)

ТЕМИРБЕК: Эй ,ты подожди со своим «сейчас», мой дом затопило. Не заходи в туалет. Закончил, не закончил, в любом случае выходи!

Наружу выходит Ибатулла.

ИБАТУЛЛА: Эти казахи толком не дадут и в туалете посидеть. Ну, что случилось?

ТЕМИРБЕК: Иди к нам домой. Потом всё поймёшь.

Он стучится в другую дверь. Оттуда выходит узбек Исламжон.

ИСЛАМЖОН: Что случилось? (спрашивает на своем языке)

ТЕМИРБЕК: Иди к нам домой и увидишь, что случилось. Вся вода с туалетов течёт к нам.

ИСЛАМЖОН: Не может быть! За один день туалет не ломается.

ТЕМИРБЕК: Не веришь, спускайся вниз! Давай, да побыстрей!

Из третьей двери, в которую он стучит, выходит грузин Гамрекели. Судя по тому, что он застёгивает ремень на брюках, он только что вышел из туалета. Увидев соседа, он встречает его с распростёртыми объятиями.

ГАМРЕКЕЛИ: О-о! Гамарджуба! Заходи , заходи! Располагайся!

ТЕМИРБЕК: Ойбай, Теймураз! Подожди со своим гамарджуба! Кто в туалете?

ГАМРЕКЕЛИ: Никого нет. Я только что вышел.

ТЕМИРБЕК: Ну, вот, на тебе! Пойдём ко мне домой. Посмотрите все своими глазами.

Все собираются внизу. Судя по тому, что собралось довольно много народу, подошли, видимо, и остальные соседи.

САРСЕНКУЛЬ: Ой, боже мой, вчера только справили новоселье, так радовались… Выходит, зря радовались — сегодня остались на улице.

СУСАР: Вам с Сарсенкуль, получившим квартиру, предав свою нацию, так и надо. Лежите теперь и нюхайте всю интернациональную нечисть Казахстана.

ФАРИДА: Эй, Сусар! Ты нас не попрекай, не злорадствуй. И без этого нам нелегко.

МЕЛДЕШ: И в самом деле, не зря мы сомневались, как это за два месяца они дом могли закончить! Все нечистоты двух домов скопились на первом этаже. Где прораб этого строительства?

СУСАР: Все они празднуют вместе с гостями, приехавшими из области.

МЕЛДЕШ: Пошли, пригласим их сюда. Пусть увидят все своими глазами.

ТЕМИРБЕК: Вон, словно что-то чувствуя, начальник строительства Пашат и сам идет сюда.

Заходит Пашат.

ПАШАТ( навеселе): Что…. Дома ваши затопило, что ли? Почему вы все на улице?

ТЕМИРБЕК: Не потоп, а еще похлеще! Все нечистоты скопились на первом этаже, в дом невозможно зайти.

ПАШАТ: И что вы от меня хотите? Почините, вы же живые люди.

ТЕМИРБЕК: Ойбай — ау, если вода не уходит вниз дальше первого этажа, как же мы починим его?

ПАШАТ: Все вы неучи! Дикари! Наверное, сразу же по приезду начали резать скот, а все отбросы сливали в унитаз! Теперь сами и почистите. У меня нет времени. Гости ждут. Я повернул сюда, потому что начальник попросил узнать, почему народ собрался, а оказалось, что всем вам просто делать нечего. Расходитесь по домам. Лучше научитесь как правильно в туалет садиться.

В это время кто-то сверху выливает ведро с помоями. Вода с помоями проливается на Пашата. Пашат принюхивается к густым помоям и приходит в ярость.

–Оказывается, и в райкоме глупцы и мы дураки, что возились с вами, желая превратить вас в городских жителей.

СУСАР: Наконец-то признались!

ПАШАТ: Из-за вас опять придётся менять костюм. Бестолочи! Дикари! Надо наложить на вас штраф за то, что неправильно пользуетесь сортиром.

МЕЛДЕШ: Получается, не успели мы заехать, как должны и штраф платить? Нашли дураков! Сначала надо вас привлечь к ответственности, вас!

ПАШАТ: Так вы никогда не станете городскими жителями!

Кто-то сверху кидает отбросы. Они тоже сыплются на Пашата.

Эх, эти степные дикари меня загонят в гроб! По мне хоть под себя ходите! Не будем чинить ваши туалеты!

Кабинет Исаева. Он разгневан

ИСАЕВ: Негодяи! Лицемеры! Очковтиратели!

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     В чем мы провинились, Айбар Исаевич!

ИСАЕВ: Вы что, не знаете, в чем провинились? Вы говорили, что «весь народ вас сильно любит. Что каждый день они собираются у ваших дверей, чтобы увидеть автора «Стройки века». Ну и где их любовь ко мне? Что это?

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Костюм… Рубашка… Галстук…

ИСАЕВ: Да, костюм, рубашка! Я знаю, что это костюм и рубашка. Я специально сохранил их без чистки, чтобы показать вам. Это-знак «горячего внимания» «огромной любви» народа ко мне! По вашим словам!.. Если бы они по-настоящему любили, не стали бы закидывать меня яйцами и гнилыми помидорами!

1-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Айбар Исаевич, эти помидоры кидали не в вас, а в нас… Случайно один-два… попало в вас.

ИСАЕВ: А вас за что закидали?

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Среди нас… есть провокаторы, Айбар Исаевич! Это дело рук Айзады, которая ушла от нас. Ее надо в ближайшее время поставить на место.

ИСАЕВ: Как?

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ: Если вы дадите нам разрешение… найдем выход.

ИСАЕВ: Найдите выход! Только постарайтесь, не нарушая закон.

***

Запыхавшись, заходит Марзия

МАРЗИЯ: Айбар Исаевич! Оказывается, по жалобе жителей срочно прибыла из Алматы комиссия и обходит два многоэтажных дома. Согласно их предварительному заключению, проведение канализации под «Стройку века» не было предусмотрено. Комиссия выселяет из дома всех жильцов. Все ждут вас на стройплощадке и просят вас поскорее подойти туда.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ: А? Что она говорит?

2-ЗАМЕСТИТЕЛЬ:     Что за комиссия, прибывшая, не предупредив нас…

ПАШАТ: Ох, не зря во сне за мной гнался взбесившийся верблюд…

ИСАЕВ: Ну, мои заместители, готовые, если что случится со мной, сразу же занять мое место, какой теперь остался выход?

Все молчат. Каждый из них задумывается о том, что теперь ожидает его, они боязливо оглядываются по сторонам: «мм-мм», «да».

ПАШАТ: Как жаль, что мы подали рапорт в область! Как теперь быть-то? Может, в срочном порядке начать копать землю под двумя домами под  канализацию?

Никто не отвечает на его предложение. Услышав гомон, шум снаружи, они также молча направляются к выходу.

МАРЗИЯ: Из этих дверей выходить нельзя. Группа людей во главе Айзадой, ждет вас перед дверью.

ПАШАТ. Что делать? Где выход?

Исаев поворачивает ключ и открывает потайную дверь в правом углу в глубине кабинета и просит всех чужих выйти. Пашат, впервые узнавший о существовании таких дверей, выходя изумленно смотрит на Исаева.

ПАШАТ: Оказывается, вы все заранее предусмотрели, уважаемый Айбар Исаевич!

ИСАЕВ: Все заранее подготовили вы, лицемеры и плуты!

Оба выходят. Секретарша забирает со стены портрет Горбачева.

И стены, и кабинет свободны.