Любовь длиною в сто лет

«Наш гражданин»

Кому-то – поклоняется, как Богу,

Кому-то — подчинаяет, как раб.

Кому-то  — подлизавшись, клянчит мзду, подмогу,

Кому-то – подстилкой стать рад — под зад!

ЗЫЛИХА. Ой, прекрати, не накличь снова беды, ведь ты чудом избежал лап смерти! И знаешь ведь, что вокруг тебя всегда полно сыщиков!

Зылиха обнимает его и плачет навзрыд.

         Магжан нежно гладит Зылиху по голове и краешком  ее накидки вытирает слезы. Долго вглядывается в ее лицо, будто только теперь обнаружил в ней женщину, способную высказать  умное предостережение.

МАГЖАН. Голубка моя, ты сотворена только из нежности и мужества! Но и тебя эта злая судьба заставила  заматереть, стать зрелой, не по годам зрелой.

ГОЛОС НАДЗИРАТЕЛЯ. Арестант Жумабаев! Ваше время истекло!

ЗЫЛИХА. Так, какой подарок ты мне приготовил?

Магжан, оглядевшись по сторонам, передает Зылихе сверток, завернутый в материю.

МАГЖАН. Это мои последние стихи. Когда вернешься в Москву, передашь их Султанбеку Кожанову. А вот это (протягивает свернутый лист бумаги) мое письмо Горькому. Его найти будет не трудно. Понятно?

ЗЫЛИХА. Понятно.

Когда она прячет свертки в сумку, вбегает надзиратель.

НАДЗИРАТЕЛЬ. Ну-с, что в этих свертках?

МАҒЖАН. Письмо к Максиму Горькому, гражданин надзиратель!

НАДЗИРАТЕЛЬ. К Горькому, говоришь? О-о, может быть ты с самим товарищем Сталиным переписываешься? Давай посмотрим!

Начнает вынимать содержимое сумки..

ЗЫЛИХА. Вы, вероятно, знаете, что арестант Жумабаев поэт. Он перевел на казахский язык многие произведения великого писателя. В ваших руках письмо, адресованное этому человеку.

НАДЗИРАТЕЛЬ. А это что такое? (Приподнимает и показывает рукопись Магжана)

ЗЫЛИХА. Это новые переводы из Горького.

НАДЗИРАТЕЛЬ. М-да… но здесь, кажется, одни только стихи. А товарищ Горький стихов не писал.

ЗЫЛИХА. Значит, вы не знакомы с его произведениями. Писать-то он начинал как раз со стихов. Скажите, у вас есть жена?

НАДЗИРАТЕЛЬ. Есть. В прошлом году женился.

ЗЫЛИХА. По-моему, ваша жена от вас без ума.

НАДЗИРАТЕЛЬ. Откуда вы знаете?

ЗЫЛИХА. Посмотрев на вас, я подумала — вот, очень довольный жизнью человек. Мужчина, которого не любит жена, не может ходить так вольготно, как вы.

НАДЗИРАТЕЛЬ. (польщенный). Да ну, но это сущая правда! Она  меня так сильно любит, что ни разу не спросила, где я работаю, сколько получаю жалования.

ЗЫЛИХА. Какая умница! Да я бы такой разумной жене что угодно сделала бы! Вот, дарю ей эти золотые серьги и серебряный браслет.

НАДЗИРАТЕЛЬ. Мать моя родная, да это же… Если я их возьму, мне же башку снесут.

ЗЫЛИХА. Уверяю вас, что не снесут. Возьмите, пожалуйста! (Зылиха быстро снимает серьги и браслет, ловко просовывает их надзиратателю в карман).

НАДЗИРАТЕЛЬ. Значит… вы говорите, Горький начинал со стихов?

ЗЫЛИХА. Да, да! Все великие писатели со стихов начинали. И Бальзак, и Толстой, и Шекспир! А вашей жене — мой пламенный привет!

Зылиха, воспользовавшись растерянностью надзирателя, начинает быстро собирать вещи, чтобы уйти.

МАГЖАН. Если все великие писатели начинали со стихов, то Шекспир начинал с актерства. Кстати, очень неплохо исполнял свои роли. Ну, что, госпожа актриса, скажу тебе — пока, будь здорова!

ЗЫЛИХА. До свидания, милый! Пока! (Обнимаются, прощаются).

                                        *              *             *        Кабинет председателя правления Союза присателей СССР Максима Горького. Горький говорит по телефону. Когда он попрощавшись с кем-то, кладет трубку на рычаг, входит секретарша.   СЕКРЕТАРША.  Алексей Максимович, тут одна женщина из Казахстана, Жумабаева,  с утра дожидается Вашего приема. Что ей передать?

ГОРЬКИЙ. А-а, да, да! Помню. Пусть заходит! Но прошу предупредить  — не больше десяти минут.

СЕКРЕТАРША. Слушаюсь! (Выходит).

Входит Зылиха. Она одета в темное платье со сборкой и белым воротником — по моде тридцатых годов прошлого века, волосы скручены в узел на затылке, в руке — «Валетка», портфель, похожий на современный дипломат.

ЗЫЛИХА. Здравствуйте, Алексей Максимович!

ГОРЬКИЙ. Здравствуйте.

ЗЫЛИХА. В сегодняшнее время увидеться с вами, поздороваться мечтают все граждане нашей страны.

ГОРЬКИЙ.  (Поднимаясь с кресла, протягивая руку для рукопожатия). Проходите, пожалуйста. Садитесь.

Зылиха подходит к предложенному Горьким столу в центре кабинета и садится с края.

ЗЫЛИХА. Я супруга Магжана Жумабаева, он переводил на казахский язык некоторые ваши вещи…

ГОРЬКИЙ. Да, да! Отлично помню. Валерий Яковлевич еще назвал его «Пушкином, вышедший из казахов».

ЗЫЛИХА. Может, и назвал, я лично этого не слышала…

ГОРЬКИЙ (отрывисто смеясь). Как-то Валерий Брюсов прямо уморил нас со смеха, рассказывая, как Магжан выходил на дуэль с охотничьим ружьем. С талантливыми людьми такие чудачества часто случаются. Ну-с, и по какому делу вы пришли?

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14