К О Ш М А Р Н  Ы Й    Д Е Н Ь

(оба смеются)

А еще говорят, что руководители осуждают вас за самовольный уход с работы. Зачем вы так поступили?

САТТАРОВ. – Все равно пришлось бы уходить. Так какая разница: до приказа или после? Коли я один во всем виноват я и решил: чем раньше уйду, тем лучше.

БИКЕ. –А откуда вы узнали, что сегодня рассматривают ваше дело?

САТТАРОВ. – Узнал вот…

БИКЕ. – Господи, кругом одни секреты. Я смотрю, все стало тайной. Люди же мне прохода не дают: «Где он? Как он? Что с ним?».. (пауза). Кстати, как ваша жена?

САТТАРОВ. –Да вроде все нормально. Тебе привет передает.

БИКЕ. –Спасибо. Ой, знаете, а про нас с вами чего тут только не болтали. Говорят, у Саттарова оказывается две жены, одна русская, другая казашка.  Так как его должны были перевести на ответственную должность, он сделал хитрый ход – одну отделил. От русской у него двое детей. Оба как две капли воды похожи на Айтуара… Совсем люди заболтались. Чем лучше жизнь, тем больше мы отрываемся друг от друга. Раньше дружно жили, душа в душу. Друг друга худыми словом не задевали. Последним куском хлеба делились, одним одеялом укрывались. Жили в тесноте, да не в обиде. И весело у нас было. Ночи  напролет читали стихи, песни пели. Бывало, дети проснутся, удивленно смотрят на нас, мы-то еще и не ложились.

САТТАРОВ. – Это ведь тогда мы прозвали тебя «Мадам Батерфляй», из-за того, что ты без конца пела эту арию. Мы ж только и знали, что «Ах Самара городок…» А ты этой арией всех нас поражала. Кстати, где ты могла ее тогда выучить?

БИКЕ – Мама покойная научила. Она увлекалась пением (печально). Рано умерла, бедняжка. Мне тогда восьми не было. И отец мой тоже умер в 1932 году с голоду. Вот ваша отец и удочерил меня. Тогда имя мое было Виктория, а стало Бике (смеется).

САТТАРОВ. –Да, много чего было в этой жизни, было и прошло. Ну, мне пора.

БИКЕ. –Ой, от радости совсем ум потеряла, даже чай не поставила. Может холодного компоту выпьете? Ежевичный.

САТТАРОВ. – С удовольствием. Давай! (Бике наливает полную кружку. Саттаров залпом выпивает). Когда я пью из твоих рук, всегда вспоминаю один случай из детства. Может помнишь, ты с коромыслом воду несла. Ведра тяжелые, ты согнулась под их тяжестью. Тебе тогда одиннадцать было. А мы пацаны, преградили тебе путь, и давать пить воду из ведер. Черт возьми, какие же мы безжалостные были. Не даем тебе поставить ведра на землю. Ты еле стоишь, а улыбаешься. И вот когда мы все напились, кто-то из нас споткнулся, упал, и вышиб ведра. Но все равно ты не рассердилась, молча, все также улыбаясь подняла пустые ведра и вновь пошла за водой. А колодец был очень далеко. Вот, как вспоминаю этот случай, так сердце щепит.

БИКЕ (вытирает глаза). Да, хорошее это было время (пауза). А ты, сорванец, с характером. Он у тебя до сих пор остался. Ну, счастливо. Я тоже скоро подойду. (Саттаров обнимает ее за плечи, как бы говоря: не волнуйся, и уходит).

***

Колхозный клуб. В зале полным-полно людей, – сосредоточенные, молчаливые. По их лицам видно, что сегодняшнее собрание для них долгожданное и они возлагают на него большие надежды.

         В зале тишина. Стол президиума пока пуст. Таким он остается еще некоторое время и вот входит парторг и прямиком направляется к президиуму. Следом входят секретарь райкома, председатель колхоза и другие официальные лица, они садятся в первом ряду.

         Саттаров сидит несколько особняком у окна. Вошедшие руководители здороваются с ним легким кивком головы.

         Начинает говорить парторг Жанаев. Говорит заметно волнуясь, голос даже дрожить, но постепенно он берет себя в руки.

ЖАНАЕВ. –Товарищи! Простите, (виновато смотрит на часы) руководители района (комится на секретаря райкома) разговаривали по телефону… Дела, сами понимаете, хозяйство… Мы задержались на (опять смотрит на часы) семнадцать минут, но ведь ничего страшного, правда? (Улыбаясь, оглядывает зал, ждет добродушного успокоения. Все молчат). Что же вы молчите? Не довольны что ли?! (Пытаясь пошутить, смеется).

ТАЙМАН. – Какая разница – довольны мы, или не довольны. От этого вы собрание все равно не отмените. Лучше начинайте побыстрей!

ЖАНАЕВ. Ну, что ж, давайте начнем. (Недовольно) замечание аксакала очень уместно… Товарищи! В колхозной парторганизации на учете 54 члена партии. 3-кандидата в члены партии. На собрании присутствуют 46 коммунистов, 2 кандидата. 9 человек отсутствуют по уважительной причине. Какие будут предложения по открытию собрания?

ГОЛОСА ИЗ ЗАЛА. –Открыть! Открыть!

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17