К О Ш М А Р Н  Ы Й    Д Е Н Ь

БАЙЖАНОВ. И я об этом говорю!

КЕРЕЕВ. Да-а, это решение вызывает большое удивление!

МАЛДЫБАЕВ. –Говорят же, что протекционизму надо давать бой. А ведь этого учителя кто-то поддерживает. Значит где-то в верхах у него есть крепкая рука. А иначе как это могло случиться, что никому неизвестный учитель вдруг прорвался на такой большой пост!

ЖАНАЕВ (встрепенулся) Есенов?! Подожди-подожди! Выходит, это и есть тот парень! Откуда он здесь взялся? Кто его принял на работу?

БАЙЖАНОВ (вдруг испуганно вскрикивает) Товарищи! Это какой же Саттаров? Не тот ли самый, персональное дело которого мы разбираем?

КЕРЕЕВ (панически). –Типун тебе на язык!

БАЙЖАНОВ. – А почему бы и нет? Лично я например, уже ничему не удивляюсь.

КЕРЕЕВ (смеется, пожимая плечами). Я смотрю, вы совсем чокнулись…

МАЛДЫБАЕВ. –Так как? Саттаров или Абсаттаров?

ЖАНАЕВ (рассеянно). Как бы там ни было, один лучше другого.

БАЙЖАНОВ. –Чего это мы всполошились? Саттаров в клубе на собрании сидит один. Не может же он быть здесь на собрании и там на пленуме!

КЕРЕЕВ. –Действительно, Саттаров-то здесь, в натуральном виде.

БАЙЖАНОВ. –Да, Саттаров здесь.

МАЛДЫБАЕВ. –Да, здесь Саттаров.

ЖАНАЕВ. –Если только это не его призрак.

МАЛДЫБАЕВ. –Товарищ парторг, не пугайте честных людей!

БАЙЖАНОВ. –Позвони в клуб, там ли Саттаров. (Малдыбаев звонит).

МАЛДЫБАЕВ. –Кто это? Киномеханик? Слушай, посмотри через свою дырку, там ли Саттаров. Саттаров говорю, Саттаров. Да, бывший твой начальник! Сидит, да? Что делает? Пишет? Пишет, улыбаясь? Хорошо, будь здоров! (всем) Саттаров что-то пишет. И улыбается. Вот так. Мы его хотим с лица земли стереть, а он улыбается!

ЖАНАЕВ (пугаясь) Это неспроста! (Хватается за голову).

МАЛДЫБАЕВ. –Постой-постой! Абсаттаров! Ой, не тот ли Абсаттаров, которого я хорошо знаю! Он в детстве часто у нас бывал. В соседнем колхозе жил. Его отец часто приезжал к моему отцу, привозил ягнят, а взамен брал двухгодовалых баранов. Говорят, сын потом, когда повзрослел, весь скот отца сдал государству.

КЕРЕЕВ (безразлично) Наверное отец был благодарен ему по гроб жизни!

МАЛДЫБАЕВ. –Они с тех пор стали чужими друг-другу.(Кереев и Байжанов жестом выражают одобрение) –Самое интересное, говорят, что отец перед смертью завещал сыновьям: пусть расходы по похоронам возьмет на себя мой сын учитель». Понимаете, что хотел старик?

(Все молчат) –Старик хотел, чтобы его хоронили на честно заработанные деньги. Знал, шельма, ворованные деньги и аллаху не угоды. Вот так!

ЖАНАЕВ – Зачем он пришел на это собрание?

БАЙЖАНОВ. – С кем это вы все время разговариваете?

ЖАНАЕВ. –Да так. О нашем собрании думаю…

МАЛДЫБАЕВ. –М-да, что же мы будем делать?

БАЙЖАНОВ. –Как это, что делать будем?

МАЛДЫБАЕВ. –Я в том смысле, что какие деньги будем расходовать на похороны?

БАЙЖАНОВ (хочет перевести опасный разговор в шутку) –Профсоюз на что? (все смеются).

МАЛДЫБАЕВ Вы тоже Абсаттарова хорошо знаете. Он в республиканской печати часто печатал статьи об отношении к труду в период перестройки. Самое главное – он близкий друг Саттарова.

БАЙЖАНОВ. –Короче, он кто, Саттаров или Абсаттаров? Допустим он Абсаттаров. А что тогда делать с Саттаровым?

МАЛДЫБАЕВ. –Ничего. Будем продолжать обсуждать…

КЕРЕЕВ. –А где сейчас наш Саттаров? Кто знает?

(Кереев вопросительно смотрит на них. Все молчат).

БАЙЖАНОВ. –Выходит, мы разбираем персональное дело, а сами не знаем что это за человек, где он работает. Вот тебе на!

МАЛДЫБАЕВ. – По-моему он тоже где-то учителем работает.

БАЙЖАНОВ (Глядя на Жанаева) Что значит «тоже?». И вообще, кому в голову взбрела эта идея, разбирать Саттарова именно сегодня?

ЖАНАЕВ. –Не знаю. Я об этом узнал от вас.

БАЙЖАНОВ. –А я… (Керееву) от вас, кажется.

КЕРЕЕВ (явно беспомощно). –Но ведь я это не сам выдумал.

В газете вышли критические статьи. Не откликнуться на них нельзя. А вдруг «Что вы предприняли?».

БАЙЖАНОВ. – А с этим собранием как быть? Надо было переждать.

ЖАНАЕВ. –А может на потом оставим?

КЕРЕЕВ. –Собрание что ли?

ЖАНАЕВ.–Да, объявим перерыв на сутки.

КЕРЕЕВ. –Вы сколько лет работаете парторгом?

ЖАНАЕВ. –Пять.

КЕРЕЕВ. –Если вы объявите суточный перерыв, то весьма вероятно распрощаетесь с этой должностью.

ЖАНАЕВ. –А разве есть другой выход? Мы доведем собрание до конца, исключим Саттарова из КПСС. А завтра новый секретарь все передает по своему. Это же удар по нашему авторитету!

БАЙЖАНОВ. –Но ведь секретарь, хоть он и первый, но один, а кроме него есть еще члены бюро райкома партии. Если хотите знать, они ждут от нас известий.

КЕРЕЕВ.–Один-то он один, но он первый! И в этом все дело!

МАЛДЫБАЕВ. –А принцип где? Где справедливость, о которой так громко говорим? Если Саттаров действительно допустил грубейшие ошибки, если все указанные факты подтвердятся, его никакое бюро не спасет, и нас за это собрание  тоже никто не осудит. Как вы считаете?

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17