А К Т Р И С А

ЕРЛЕН-2. Когда я, впервые увидев вас, впервые влюбился в вас, мне было всего лишь шесть лет, и я лежал на спине матери.

АЙГУЛЬ. И где, говорите, лежали?

ЕРЛЕН-2. На спине матери. Наш совхоз «Байыркумский» располагался по ту сторону Сырдарьи, у кромки густых зарослей тугая. В те времена фазаны водились вместе с курами, а на окраине аула дикие кабаны паслись целыми стаями, словно овцы.

Айгуль с большим вниманием принялась слушать рассказ.

— В наш аул артисты редко наведывались, даже можно сказать, почти не показывались. Вдруг по аулу неожиданно разнеслась радостная весть «в аул приедут артисты». Весь аул был взбудоражен. Ох, и намучились же мы, в тягостном ожидании дня вашего приезда. В ту пору на Сырдарье не было моста. С одного берега на другой люди перебирались на пароме. Наконец -то, появился столь долгожданный небольшой автобус артистов! На берег высыпали все до единого, черномазые, загоревшие на солнце, детишки аула. Подобной радости того дня, видимо, никогда не будет! Буквально все: как вы сошли с автобуса и начали осторожно ступать по пыльной дороге, ваши разговоры и смех… — нам показались неземными.

Началась столь долгожданная    игра. В то время не было электрического света. К вечеру четверо- пятеро джигитов разжигали большие теппе (кизяк), предварительно обмочив их в керосине, и людям приходилось смотреть игру при их свете. Спектакль начался. Какой же может быть порядок у человека степи, стоит присесть на землю, как кто-то встает перед тобой в полный рост. Так как мне не было видно ничего, мать взяла меня на спину. И так она стояла пока не завершилась постановка. Время от времени, она спрашивает «не заснул ли ты?» Какой там сон, отвечаю, «нет». Не знаю, какой спектакль вы ставили, судя по тому, как мама то плакала, то смеялась, видимо, неплохую игру показали.

Вы сразу же понравились мне. На вас было белое платье. До других мне дела нет, с нетерпением ждал каждого вашего выхода.

АЙГУЛЬ. Не напридумали вы все это?

ЕРЛЕН-2. Нет. Сочиненный рассказ можно раскусить тут же.

АЙГУЛЬ. А потом.

ЕРЛЕН-2. Затем… лежа на спине матери, я влюбился в вас (смеясь). До чего же я бессовестный, вместо того, чтобы пожалеть уставшую на работе мать, я с удовольствием разлеживаюсь на ее спине, и влюбляюсь в кого — то!

АЙГУЛЬ. Вы, оказывается, уже с малых лет были испорченным. Влюбиться в шестилетнем возрасте, полнейший абсурд, в который никто не поверит.

ЕРЛЕН-2. У меня есть друг по имени Бексултан. Представляете, так тот, оказывается, влюбился в четырехлетнем возрасте. И в кого, думаете? В женщину с двумя детьми.

АЙГУЛЬ. Вот это уже полнейшие враки!

ЕРЛЕН-2. Честно говорю, как на духу. Олахи — биллахи! (оба смеются). Сказать вам, о чем я думал, лежа на спине матери?

АЙГУЛЬ. Интересно.

ЕРЛЕН-2. Нет. Пожалуй, не стану. Стыдно.

АЙГУЛЬ.  Не стыдились,  когда рассказывали о своих чувствах любви в шестилетнем возрасте, а как дело коснулось ваших воображении, так  сразу же засмущались? Рассказывайте. Все равно, уже испортили все.

ЕРЛЕН-2. Пожалуй, не отвертеться от вас. Так и быть расскажу. «Мечтал о том, чтобы эта девушка заплутала, гуляя в густых зарослях тугая, выбилась из сил, расплакалась.   Ей навстречу вышел бы я. И, чтобы она в безумной радости обняла меня. А я на спине вынес бы ее из тугая…»

АЙГУЛЬ. Ты погляди, сам, разлеживаясь на спине матери, собирается еще кого-то  взгромоздить  на  себя!   Постой!   Постой!   Вы  мечтали,   чтобы  я заблудилась.

ЕРЛЕН — 2. Да (смеясь). О чем только мечтать не заставляет человека любовь…

АЙГУЛ. (опять смеясь). Любовь! Бедная любовь, превратившаяся в детскую забаву! Ну, скажем вынесли из тугая. И что же потом?

ЕРЛЕН — 2. После него еще один тугай.

АЙГУЛ. А затем?

ЕРЛЕН -2. И за ним еще тугай.

АЙГУЛ. И когда же кончится ваш тугай?

ЕРЛЕН — 2. Нет. Он не кончается. В конце — концов размечтался, чтобы попал я в незнакомый мне тугай и мы вдвоем плутали бы в нем всю вечность.

АЙГУЛ. Хорошо, допустим, ваша мечта исполнилась, и, скажем, мы вдвоем все блуждали бы в зарослях тугая. Итак, вы выросли, стали взрослым, оказались в таком виде, как сейчас. И что же собираетесь делать?

ЕРЛЕН — 2.  Жить вечно рука об руку. Я бы вас содержал в уединении, подальше от посторонних глаз. Даже и найдя выход из тугая, все продолжал бы намеренно блуждать. Так, мы бы стали вечными пленниками друг друга.

АЙГУЛ. Боже упаси, я начинаю бояться вас. Это же ведь больше похоже на чувства хищного зверя, нежели на нежную человеческую любовь.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11