А К Т Р И С А

АКТРИСА. Господа!.. Дамы… Президент товарищества с ограниченной ответственностью…    ммм…    «Гимарат»!    Мое    приглашение    на    ваши торжества, считаю не только уважением к моей персоне, но и в лице меня — к казахскому искусству… поэтому выражаю вам огромную признательность…

ДЖИГИТ. Господа! Гип-гип ура! Пусть Айгул Асанова исполнит нам одну песню. Давайте, поприветствуем ее, своими аплодисментами!

АКТРИСА. Я не певица, я актриса. Драматическая актриса.

ДЖИГИТ. Ну, а мы – товарищество с ограниченной ответственностью. Просим вас, спеть песню.

АКТРИСА. Почему с ограниченной ответственностью?

ДЖИГИТ. Это значит, что мы не отвечаем на лишние  вопросы.  Мы  только  просим.  Мы  считаем,  раз  вы  артист,  то непременно должны исполнить песню. Ну, мы просим вас удовлетворить нашу просьбу.

АКТРИСА (удивленно глядя на него). Вы… вы, кто будете?

ДЖИГИТ. Я, это я.

АКТРИСА. Странно… голос ваш знакомый, а на вид другой…

ДЖИГИТ. Господа, поаплодируем еще раз!

Айгул приближается к авансцене. Она   исполнит  песню   или   же   сыграет   отрывок   из   спектакля,   это   на усмотрение   режиссера.   Он   может   выбрать   одно   из   двух,   исходя   из возможностей и времени. Айгул или исполняет песню, или же показывает отрывок.

ДЖИГИТ.  Браво,  браво!   Да здравствует  казахское  искусство!  Господа, прошу вас поднять бокалы за казахскую культуру!

— Теперь, разрешите мне, от имени всего товарищества, поблагодарить звезду казахского искусства, гордость нашего народа, Айгул Асанову за честь оказанную ей, присутствовать на наших торжествах, и вручить ключи от иностранного легкового автомобиля. (Хлопает в ладоши. Вручает ключи ей).

Краткий официальный момент вручения ключа.

АКТРИСА. Огромное спасибо вам за столь высокий почет и уважение к моей персоне!

ДЖИГИТ. Разрешите поздравить вас с новой автомашиной и поцеловать вам руку.

Айгуль все еще с удивленным видом, протягивает ему руку. В этот момент джигит сдергивает парик со своей головы.

 АКТРИСА. Это… это… вы… ты… Оказывается, это вы?   Надо же, голос знакомый, а на вид незнакомый… Для чего нужно было наряжаться в парик. Чтобы выставить меня на посмешище? Или это месть какая-то?

ДЖИГИТ. Вот так, красавица Айгуль ханум! В советское время вы были столь строптивы, никому не позволяли близко оказываться рядом, были словно недосягаемая звезда на небе. Вас баловало правительство, оно же отмечало,   присваивало звания, ценило в отличие от других. Когда-то вы даже не соизволили посмотреть на меня, до смерти влюбленного в вас, готового целовать вам ноги. И вот настали другие времена. Теперь ты зависима передо мной. Если я поддержу, то непременно будете на высоте, пожелаю, могу вас отправить в заграничную поездку, если потускнеете, то смогу сделать так, чтобы вы засверкали словно самая яркая звезда. Вот и красавицы, сошедшие с луны, тоже возле меня (показывает на красавиц, окружавших его). Однако, я человек снисходительный, широкой души. Вот и сейчас, как бы обновляя свои   некогда искренние чувства к вам,   пригласив вас на наш праздник, оказываю вам всякие почести. Если пожелаете, могу на следующей неделе взять вас с собой в Анталию. Отдохнем несколько дней.

АКТРИСА. Ты… так… могуществен?

ДЖИГИТ. Да!

АКТРИСА. Несмотря на ограниченную ответственность?

ДЖИГИТ. Ответственности ограничены, а возможности безграничны…(смеется)

АКТРИСА. До чего же, коварный смех!..

Он бросает ключ в открытое декольте какой-то девушки и уходит.

АКТРИСА. Жалкие людишки!(уходит)

Айгуль и режиссер.

РЕЖИССЕР. Ну, как прошел праздник?

АКТРИСА. Прекрасно! Их спектакль прошел более удачно, чем спектакль нашего театра.

РЕЖИССЕР. Слышал, мол этот фирмач, некогда был влюблен в тебя.

АКТРИСА.Да!..

РЕЖИССЕР. Он пригласил тебя в Анталию?

АКТРИСА. Пригласил…  Да, пригласил!    В Анталию, на Мадагаскар, в Карловы-Вары, на Берег Слоновой кости.

РЕЖИССЕР. И ты дала согласие?

АКТРИСА. Да, дала согласие!    По возвращении он намерен в качестве компенсации за все вручить сто тысяч долларов. Как смотришь на это  мой суженый, отпускаешь свою жену?   По возвращении получаешь сто тысяч долларов. В твердой валюте!

Режиссер задумывается.

—   Почему молчишь? Что, конкретные деньги голову вскружили? РЕЖИССЕР. Я… я… Твои мысли…

АКТРИСА. Ах, вон оно что? Бьет его ладошкой по щеке.

— Пустозвон! Живой труп! РЕЖИССЕР. Спасибо, Айгуль!

— А ты самая гордая женщина! Ты — Медея! Ты – сегодняшнее продолжение Томирис. Я хотел, испытать тебя. (Он обнимает за плечи, плачущую Айгуль).

АКТРИСА. Я не нужна ему. У него в мыслях только одно, он хочет, как можно больнее задеть меня, отомстить. О, боже, как грустно что впредь мы будем жить среди самодовольных толстосумов, которые все будут мерить только деньгами!

РЕЖИССЕР. Не расстраивайся, Айгуль! Их богатство в руках финансовой полиции, а твое богатство в руках самого бога (вытирает ее слезы). Я скоро поставлю Медею, и посвящу ее тебе, милая. Готовься!

АКТРИСА. Ты правду говоришь?

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11