А К Т Р И С А

Роли:

Актриса – Айгул  Асанова

Режиссер

Ерлен – 1

Ерлен – 2

Коммерсант

Актеры, участвующие на репетиции    

В целом, это рассказ — биография одной актрисы. Ее творческий путь. Если выразиться одним словом, то — ее сценический творческий портрет.

И других персонажей пьесы, по решению театра, режиссера можно было бы показать в облике одного человека. Это — внутренне дело творческого коллектива. Главная же цель — создание образа Актрисы.

Итак, на сцене — актриса. Она облачена в удобный в домашних, бытовых условиях привлекательный халат. Халат не застегнут на пуговицы, в доме нет никого, кроме нее. При ходьбе по дому порой полы халата раскрываются. Актриса частенько пытается завернуть полы то и дело раскрывающегося халата. Порой даже и внимания не обращает на это. Она разговаривает. Вернее, она разговаривает со зрителями, делится с ними своими сокровенными мыслями.

Когда раскрывается занавес сцены, она сидит в кресле, закинув ногу на ногу, и разговаривает по телефону.

АКТРИСА. Алло! Да, я слушаю. Кто вам нужен? Да, я. Говорите, что вы журналист? И о чем же хотели спросить? Извините, сейчас у меня нет ни одной минуты свободного времени. Свяжитесь, завтра…

Кладет трубку. Актриса приближается к зрителям.

— Говорит, журналист. Видимо, опять собирается спрашивать о любви. Вот и в прошлом году приходил некий корреспондент, кажется хорошо поговорили, но как прочитала после выхода материала… Стыд и срам!., выдал все, перемешав и нагромоздив всего: и сплетни, и любовные страдания, и о том, кто нравился, и с кем была в близких душевных отношениях. Наговорил всякого пустопорожнего, что явно задевает честь и достоинство, о ролях в театре прошелся мельком, да поверхностно. Видимо, думает, раз ты красивая собой актриса, то днем и ночью у тебя в голове одни любовные мысли… Ладно, пока отставим этот разговор, и, пожалуй, начнем знакомиться. Меня зовут — Айгул Асанова (в этом месте актриса может назвать свое подлинное имя, фамилию). Уж немало времени я являюсь актрисой нашего театра. Театр — мой второй дом. Или сказать, что первый мой дом? Только ночевать не остаюсь в нем, а вся остальная моя жизнь проходит в нем. Итак, на протяжении тридцати лет. Театр, репетиция, дом. Гастроли. Снялась в четырнадцати фильмах. В девяти из них — в главной роли, в пяти — второстепенных. В большинство репертуарных постановок театра играю центральных персонажей. Говорить на словах об этом легко!., а в повседневной жизни!.. Споры, раздоры, соперничество, зависть, ненависть… Да, что там говорить, порой так и хочется, махнуть на все рукой и стать простой, обыденной женщиной. Так и хочется, отработать положенное, попить чаю и сидеть себе безмятежно среди своих домочадцев. Как — то пробовала так, лет семь назад. Новый главный режиссер, пришедший в театр, подавшись чьим-то наговорам, начал прямо-таки выживать меня. Взял на правило, постоянно наговаривать на меня на заседаниях художественного совета. Начал отбирать мои главные роли в спектаклях и поручать их другим. Споры и раздоры между нами стали разгораться. Атмосфера в театре испортилась окончательно. Артисты стали размежевываться, делиться на группы. Весь наш талант и силы тратились не на сцену, а на закулисные «спектакли». Упорно стоял на своем и главный режиссер, да и я не стала гнуться. В конце — концов, видя, что раздоры между артистами театра возгораются все больше, написала заявление и ушла с театра. Слухи о том, что «Айгул Асанова изгнана из театра» в тот же день дошли почти до всех театров Казахстана и мои «друзья», да, мои друзья в кавычках, с удовольствием отмечали свой праздник победы. Особенно, «друзья» в нашем театре! Чуть ли не с ума сошла за те полтора года, прошедшие без (вне) театра. Порой, казалось, что даже в доме тесновато. Но работы было достаточно в кино, на телевидении. Оказывается, можно заработать неплохие деньги даже на одной рекламе. Если хотите, я стала зарабатывать даже больше, чем в бытность (некогда) актрисой театра. Однако… оказывается, что я не могу жить без театра. Стоит сомкнуть глаза, как снится театр. Все грезила о театре, мечтала оказаться в нем, хотя бы привратником у дверей. Различные газеты писали, мол, «Айгул Асанова отдалилась от театра». Вскоре неожиданно был освобожден от работы главный режиссер театра, вместо него пришел молодой режиссер, который вновь пригласил меня на работу. С тех пор я и здесь. Сейчас наш театр в отпуске. Ну, а у меня нет отдыха. Вместе с супругом заняты над подготовкой новой пьесы «Принцесса Турандот». Да, кстати, и мой супруг в нашем театре, работает очередным режиссером. Это мой — второй муж. Первый был пилотом первого класса гражданского аэрофлота. Он был слишком ревнивым. К его несчастью, все мои роли, в которых я играла, были построены на любовных сюжетах. Карагоз, Баян, Актокты, Джульетта, Клеопатра, Катарина, Медея, Дездемона, Лисистрата, Беатриче, Петрик Кэмпбелл. Каждый спектакль прибавлял ему еще больше седин. В один из таких дней он неожиданно появился в нашем театре. Мы с режиссером, уединившись, готовили мизансцену Петручио и Катарины из спектакля «Укрощение строптивой» Шекспира. Режиссер был молодым, видным молодым человеком. Стоило оказаться на сцене наедине мужчине и женщине, так он тут же норовил, чтобы те обнялись, стали целоваться. Согласно пьесе, в мизансцене Катарина должна была поцеловать Петручио только в щеку. Ну, режиссер, — к тому же он и режиссер, и исполнитель роли Петручио -неимоверно растянул эту самую мизансцену. Как начал обнимать, лапать всего, целовать меня и в лицо, и в глаза, и в губы. На мои возражения, мол, «здесь же нет сцены целования в губы, не в обиду автору будет», он даже не желает слушать. Заявив, «во-первых, Шекспир давно покойник, так, что он не придет на премьеру, то есть, никак не может оспаривать; во — вторых, эпоха Шекспира была иная. Наша эпоха — совершенно другая. Спектакль мы должны ставить в свете современных требований. Классика для нас нужна именно для этих целей». Для того, чтобы вам было более яснее, пожалуй, я повторю эту картину (глядя в глубь сцены, она громко кличет).

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11